«Звездный статус – это совсем не медийность»

Она яркая индивидуальность и в жизни и на сцене. Она умна и красива, что уже  само по себе редкое сочетание. Почти обо всем имеет свое собственное суждение и готова его отстаивать. Но это не мешает ей быть простой, открытой, даже наивной.

Ирина родилась в Казани, но всегда ощущала, что живет там временно, что эта жизнь не для нее, и с нетерпением ждала, когда ей исполниться восемнадцать, чтобы уехать в Москву и стать актрисой. Она остается идеалисткой, считая, что искусство меняет жизнь и тех, кто его создает и тех, кто его потребляет. Признается, что сериальная популярность ее не волнует, что е нее такие амбиции, о которых говорить-то неловко. Но именно это всегда позволяло исполняться ее самым смелым желаниям и мечтам. Она одержима профессией. Сегодня Ирина Гринева принимает участие в проекте Первого канала «Две звезды», что уже само по себе событие, потому что до сего момента она отказывалась от подобных предложений.

Ирина, на вопрос «Будете ли вы звездой», заданный пару лет назад, ты уверенно отвечала: «Да!». Что для тебя означает «стать звездой»?

Звездный статус в моем понимании – это, конечно, не медийность. Человек может быть очень популярным, но при этом ни один его фильм или спектакль, ни одна его роль не тянут на произведение искусства. Для меня «звездность» определяется мерой таланта в сочетании с трудолюбием и, безусловно, судьбой, встречей с режиссером. Например, Кайдановский в «Сталкере» для меня безусловная звезда. Достаточно иметь один такой фильм – и можно больше нигде не сниматься. Фрейндлих, Неелова, Раневская, Терехова – звезды.

А сегодня можно стать звездой?

Можно, Константину Лавроненко, например, это удалось.

Но его далеко не каждый знает.

Зато его знают в Каннах. А то, что о нем не знают дядя Саша или тетя Таня, это вина нашего государства, а не их. Впервые наш актер получил в Каннах премию за главную  мужскую роль – и это событие для России. Если бы такое случилось где-нибудь в Аргентине, там человек стал бы национальным героем.  А у нас многие об этом даже не слышали.

Но ты же  сначала назвала имена, которые и сегодня всем известны, а уж в те годы – тем более.

Сейчас другое время: у нас пока нет индустрии кино. Большинство людей знают актеров только по сериалам. Не знаю, может быть, мои коллеги забросают меня камнями, ведь это наша зарплата. На самом деле это страшный соблазн – очень быстро заработать деньги.

Ты чувствовала этот соблазн?

Конечно, но всегда есть выбор. Может быть, кому-то нравится сниматься в сериалах. А я не чувствую себя там счастливой. В ритме, который диктует такой жанр, сделать что-то стоящее практически невозможно – успеть бы текст произнести. Есть и другой нюанс: вряд ли хороший режиссер возьмет на роль героя Достоевского актера, которого мы год видим по телевизору в сериале «Ушастик и его друзья». Чтобы в памяти людей стерся твой сериальный образ – нужны годы.

А так ли это плохо? Есть же, например, Штирлиц.

Это совсем другое. Штирлиц – прекрасно сыгранный образ,  поэтому мы отождествляем актера именно с ним. А вот когда ты изо дня в день появляешься в некачественной продукции…Я не хочу сказать,  что сериалы сами по себе плохи. «Идиот» и «Ликвидация», например, потрясающие. Но они и сделаны по другим законам.

А участие во всевозможных шоу, на твой  взгляд, - путь только к медийности? Или шанс для актера, что его заметит хороший режиссер?

Медийность, конечно, будет обеспечена. Но если бы я была режиссером и искала актера, то точно не в ледовом шоу или в цирке. Скорее ходила бы в театры и смотрела фильмы. Мне было бы непонятно, почему актер тратит столько времени, чтобы научиться ходить по канату или кататься на коньках. По-моему, каждый должен заниматься своим делом.

И тебе неинтересно попробовать себя в чем-то новом – в том же фигурном катании, например?

Я уже отказывалась и от ледового шоу, и от цирка. Хотя, признаюсь, приходила на репетиции. Но так и не поняла, почему я  должна подняться на 20 метров (а я очень боюсь высоты), пройти по канату и войти в клетку с тиграми? Для чего?! Чтобы у меня был рейтинг и меня узнавали на улице? Нет, мне это не  нужно. Но я ни в коем случае не осуждаю тех, кто пошел туда.

Ты максималистка?

Просто у меня всегда есть внутреннее ощущение, надо мне это или нет. Когда-то Володя Агеев приглашал меня на роль в театр на Малой Бронной. Я вошла туда и поняла, что это не моя  история и не мои  люди. Они не хорошие и не плохие – просто не мои. Запах в театре не тот, стены не те. Или вот я работала в театре – студии «Человек», тогда очень популярном. Но в один прекрасный день увидела: всё, моя жизнь здесь закончена и мне нужно  идти дальше. И ушла.

Тем не менее сейчас ты участвуешь в шоу «Две звезды» на Первом канале. Почему приняла это приглашение, если на коньках отказалась кататься и в цирке выступать?

Только потому, что мне предложили спеть с Григорием Лепсом. Я увидела его в клипе и подумала: «какой брутальный певец, очень интересный» А вечером мне позвонили и предложили с ним спеть. Нужно было быстро принять решение. Точно не знаю, что мной двигало, но я сказала да.

Раньше ты никогда не пела?

Я пела под собственную фонограмму. Но это ничто по сравнению с тем, когда ты выходишь перед всей страной и поешь под музыку живого оркестра. Поэтому первый тур стал для меня большим испытанием.

В любви ты такая же бескомпромиссная, как и в профессии? Для тебя существуют только серьезные отношения?

Конечно. Но иногда тебя ничего не связывает с мужчиной, но ты знаешь, что нравишься ему, а он нравится тебе. Это просто флирт, это история, которая ничем не закончится, но это тоже отношения. Пусть они витают где-то в воздухе и ни во что не выливаются, но они есть. В моей жизни было и такое.

Но флирт сегодня не в моде:  отношения приобрели очень конкретные очертания. Как правило, все начинается с секса.

Я знаю много пар, которые не жили вместе до брака, до венчания. Мой муж ухаживал за мной полгода и у нас не было близких отношений…Конечно, есть и другие примеры: одетая соответствующим образом молодежь с пивом в руках, тусующаяся в ночных клубах…Но это же не вся жизнь. И так было всегда. Правда, честь, любовь всегда в меньшинстве. Это всегда эксклюзив. Во все времена.

Но сегодня даже в кино романтические отношения, как правило, развиваются стремительно.

В хорошем – нет. Это бывает в кино определенного рода, которые снимается  для того, чтобы завлечь аудиторию и заполучить кассу. На что пойдут быстрее? На постельные сцены, на убийство. Но если вспомнить Бергмана, то у него практически никто не раздевается. Я не  видела в его фильмах голых женщин. И у Тарковского не видела, и у Феллини. Это бывает у Бертолуччи. Но там это идея. И я могу сниматься в таких сценах, если буду понимать, для чего они нужны.

Ты как-то говорила, что безответной любви не существует. Действительно так считаешь?

По-моему, все так считают. Что это за любовь, если она без ответа?! Страдание, одиночная история, но не любовь. Любовь – это чувство двоих.

И женщине нет смысла за нее бороться?

Это мужчина должен бороться. А женщине зачем добиваться мужчины? Это противоречит природе. Мы же выходим замуж – то есть встаем за спину мужа.

А если у мужчины не хватает смелости?

У нас очень много храбрых мужчин. Но когда я читаю женские журналы, прихожу в ужас: большинство женщин пишут о них только плохое. Но ведь все люди разные! У нас столько героев…

В одном из интервью ты сказала, что больше всего в мужчинах ум, доброту, силу и красоту, но найти все это в одном человеке очень сложно.

Найти-то в мужчине это можно. Но не факт, что я его полюблю.  (Смеется.) А может быть полюблю как раз недоброго. И неумного. Но хороших людей очень много.

Ты по-прежнему считаешь, что женщина не может быть счастлива, выйдя замуж по-расчету, даже если ее любят и живет она в полном достатке?

Да. Мы не можем быть счастливыми без любви. Среди моих знакомых все, кто выходил замуж по расчету или просто за хороших людей, - несчастные женщины.

С любовью все понятно, а в дружбе, что для тебя главное?

Если говорить о моих близких друзьях, то я всегда понимала, что они будут моими друзьями, с первой же встречи. Ведь очень редко встречаешь человека, с которым бы вы по-настоящему понимали друг друга, слушали музыку души, сердца. И когда попадается такой, сразу чувствуешь, что он с твоей территории, из твоего мира. И если я решаю, что да, это мой друг, значит, теперь я всегда буду за него, даже если он не прав. Буду прощать, терпеть, помогать, потому что выбрала его сама. Даже если друзья делают мне плохо, это просто ошибка, слабость, а не свойство характера и не преднамеренное зло, которое они хотят мне причинить. Ведь я изначально не выбрала бы  в друзья плохого человека. Все мои друзья меня любят

Ира, друзей можно выбрать, роли тоже. Но что-то в профессии может не получаться по независящим от тебя причинам….

Дело в том, что у меня очень большие амбиции, их лучше не озвучивать. (Смеется.) Может показаться, что они нереальны. Но то, что я имею сейчас, когда-то тоже казалось мне несбыточным. Например, в театре у меня появилась возможность выбирать и делать то, что хочется, и я счастлива. А раньше, бывало, я приходила на работу и думала: «Боже мой, сейчас это играть!». Сегодня я отвечаю за каждый спектакль. И все режиссеры, поставившие их, - художники с большой буквы. Я люблю Деклана Доннеллана («Борис Годунов», «Три сестры»), люблю Режиса Обадиа, с которым недавно выпустила спектакль «Ниагара» в театре «Практика». Это тоже было моей давней мечтой, еще со времен учебы. И вдруг я работаю у него, у режиссера с мировым именем. Танцую в его спектакле, будучи драматической актрисой.

Если подумать, сбываются все твои мечты…

Я боюсь об этом говорить.  (Смеется.) Хотя да, признаюсь, желания, связанные с ролями, сбываются. Героини, о которых я читала в детстве и которых мечтала сыграть, слава Богу, ко мне приходят. И это удивительно. Например, недавно я подумала: «ну вот, еще немного – и Саломею я уже не сыграю». Вдруг звонит Агеев  и говорит: «Ира, я хочу поставить Саломею». И я успела вбежать в последний вагон. Вообще большинство моих желаний сбылись вопреки всему. У меня не было никаких возможностей стать актрисой. Наша семья жила очень трудно – проблемой было даже просто отправить меня в Москву. Но желания двигали меня вперед. Я знала, что так должно быть.  Если человек заблудился в лесу у него два пути: идти вперед, пока не выйдет, или испугаться и остановиться – и тогда его съедят волки. И в этом не виновата судьба, просто он струсил. У каждого свой лес, свои обстоятельства. И нужно идти вперед, чтобы мечты сбывались.

Марина Зельцер

«ОК!» 9 апреля 2009

 

'; echo $sape->return_links().' '; echo $linklink->return_links().' '; echo $linkfeed->return_links(); echo ''; ?>