Другая Марина
Ирина Гринева знает, что такое –
Проснуться знаменитой. И в ее случае это
Было не чудом, а наградой за упорство.

Актриса театра имени Станиславского услышала, что Конфедерация театральных союзов, осуществившая проект «Гамлет» режиссера Петра Штайна, затевает «Бориса Годунова» в постановке Деклана Донеллана. Марина Мнишек всегда была ее любимой ролью, она даже при поступлении в труппу своего театра играла отрывок из сцены у фонтана. Ирина знала: в Конфедерацию никто не приходит с улицы, но все же позвонила, выслушала отказ… И добилась своего, сумела доказать, что другой Марины Мнишек быть не может. Вместе с Самозванцем Евгения Миронова эта роль стала открытием постановки. «Я верю, что не мы выбираем роли, а они нас», - сказала Ирина.
Она чудо как хороша – стройна, резка, страстна, сексуальна. Из тех стерв, что чем невыносимее – тем лучше. Из тех, ради кого стреляются, крадут, предают родину, узурпируют власть. Эвита Перон, Клеопатра – гордая, царственная, очень современная. Она ставит литературные опыты: “Может, когда-нибудь я буду писать… Пока делаю записи каждый день, чтобы набить руку. Беру из них сюжеты для сказок. Иногда пишу стихи”. Ее красота в сочетании с сильным характером – залог будущих побед. Ирина Гринева вошла в моду. Она – Оливия в “Двенадцатой ночи” модного режиссера Владимира Мирзоева и бесстрашно планирует сыграть Мату Хари. Показав Мнишек не просто властолюбивой интриганкой, а страстно влюбленной женщиной. Ирина оставила за собой право не только на сильные, но и на лирические характеры. И все же пока в лермонтовской Нине в «Маскараде» Виктора Шамирова слышится польский акцент, пробивающийся сквозь поэтические интонации…

 

'; echo $sape->return_links().' '; echo $linklink->return_links().' '; echo $linkfeed->return_links(); echo ''; ?>