Ретродива нашего времени

Мягкий голос, выразительный взгляд, красивая одежда и плавная грация - казалось бы, именно такой и должна быть женщина. Но в наше время старомодная нежная женственность смотрится как изысканный имидж. Ирина Гринева, впрочем, выглядит в нем очень органично - в чем Layalina убедилась, поговорив с ней на отвлеченные и конкретные темы.

Ирина всегда придерживается собственного стиля - в любой роли, на любом светском мероприятии ее легко узнать по одной фразе, одному жесту. Известность ей принесли роли очень женственных, но сильных женщин, готовых на все ради любви, - в сериалах "Всегда говори всегда" и "Только ты", в фильмах "Прощайте, доктор Фрейд", "Я остаюсь", "Год золотой рыбки" и "Простая история". Не так давно Ирина приняла участие в проекте "Две звезды", где они с Григорием Лепсом составили одну из самых красивых пар. Поклонники Ирины знают, что она также пишет стихи. А вот насчет ее личной жизни неизвестно практически ничего - и не случайно: актриса намеренно скрывает частное от публики.

-Вас часто отмечают театральными премиями, а работы в кино все-таки проходят менее замеченными критикой. вы сознательно предпочитаете театр?

- Из молодых актеров мало кто может похвастаться своей фильмографией на сегодняшний день. Я имею ввиду не количество. Вот Олег Янковский мог бы. А сейчас, наверное, только Олег Меньшиков, Евгений Миронов, Ксения Раппопорт, Константин Лавроненко...

За работу в фильме "Изгнание" Костя Лавроненко получил приз на Каннском фестивале - впервые в истории российского кино: за лучшую мужскую роль! И при этом не особо был замечен критикой. У меня такого большого кино еще  не было. Поэтому по отношению ко мне несправедливости со стороны критиков не ощущаю. Ничего, напишут еще - всему свое время. А кино для меня - особый мир, который я обожаю. Может быть, кино я люблю даже больше, чем театр.

Кино остается во времени - вот, что самое привлекательное. Если на твою жизнь выпадает настоящее кино, в котором ты можешь воплотить себя, такое, как "Сталкер" для Кайдановского, например, кино, которое как-то меняет мир, и роль, которую должен сыграть только ты, - это огромное счастье. Скоро я должна приступить к съемкам российско-французского фильма у Режиса Обадиа. Быть может, это и будет мое заветное кино.

-Правда, что вы пробовались на фильм Лео Каракса? Почему сотрудничества все-таки не случилось?

- Правда. Я не знаю в какой роли он меня видел и о чем сценарий. Когда-то я ему отправила свои фото и письмо. Я написала, что он – мой любимый режиссер, что из ста процентов у меня есть только один, чтобы сниматься в его фильмах. Что я не знаю французского языка и плохо говорю по-английски, что я живу в России. Но у меня есть один шанс – это надежда. И одно преимущество – это талант. Послала письмо и забыла об этом. Там были мои телефоны и телефоны Театральной конфедерации В.Шадрина. А через два года я играла в Париже спектакль «Борис Годунов». На репетиции ко мне подошли и сказали: «Вам звонил Лео Каракс, вот его телефон, позвоните, как освободитесь». Я подумала, что это какой-то розыгрыш. Оказалось – нет, Лео действительно звонил в Москву, в конфедерацию, и ему там дали телефон театра в Париже.

Это был последний спектакль, утром мы должны были улететь. Я позвонила, и он попросил меня приехать к нему домой, ему необходимо меня увидеть. После спектакля я поехала к Лео Караксу с режиссером Ольгой Субботиной. Времени было очень мало на сборы, я нервничала, в общем, приехала в припадке красоты… В каракулевом пальто, берете, лаковых сапогах, с красной помадой на губах. Эдакая Марлен Дитрих.

Когда мы позвонили в дверь, то услышали как Лео бежит по лестнице. Вот он открыл дверь, смотрит на нас и потом резко меняется в лице, будто он хочет эту дверь перед нашим носом и захлопнуть. Потом медленно поплелся по лестнице, мы - за ним. Предложил чаю. Он очень чудной человек, впрочем, как и все талантливые люди. По комнате бегала маленькая черненькая собачка, и мы трое  молчали. Я спросила: «зачем вы меня позвали?» А он ответил: «Я думал, что вы из моего кино, но это не вы. Вы не подходите. Вообще». И мы ушли. Вот, собственно, и все.

И только вернувшись в Москву, я вспомнила, какие фотографии я ему посылала. На них я была без макияжа, в веснушках, с короткой стрижкой, в кожаной куртке. Я отправила ему именно эту съемку, потому что хорошо знаю его кино и какие героини ему нравятся, он не любит гламур. Что за затмение произошло со мной, когда я собиралась к нему на втсречу? Почему я так вырядилась – не знаю…Очевидно, ждал он ту, с фотографий.

-Как вы думаете, отношения зависят от эпохи, моды или от конкретных людей? Если женщина ждет, что ей придержат дверь, - дверь придержат или женщина скорее получит удар этой дверью?

- Отношения зависят от конкретных людей. Про дверь… Понимаете, много разных мест, совершенно разных миров. Смотря куда ты попадешь. Вот недалеко от моего дома мусорка, иногда там дерутся мужики из-за каких-то вещей. У них не нужно просить открыть дверь. Получишь по лбу. А если я прихожу к себе в театр, каждый мужчина откроет передо мной дверь. Мой мужчина открывает для меня все двери мира.

-Как люди воспринимают вас? Для вас важно быть понятой, принятой или важнее вести себя и поступать по-своему?

- Люди воспринимают меня по-разному, но никогда – равнодушно. Меня либо очень любят, либо терпеть не могут. Конечно, для меня важно быть понятной, как для любого человека на земле. Мы ведь воплощаем себя через других людей, как-бы отражаемся в них. Посредством другого мы можем поменять себя. Но если отношения с людьми нарушают мой внутренний мир, я поступаю по – своему, - так, как видит сердце, вопреки всем обстоятельствам. Прогибаться не буду. Важно еще и оставаться собой.

-А самой себе вы нравитесь? Живете в мире с собой?

- В мире с собой живут либо святые, либо дети, либо люди не очень умные. Иногда я себе нравлюсь даже очень, иногда – просто ненавижу. Мы же не знаем себя, как же мы можем быть довольны собой? Доволен собой у меня был пес Рыжик, да и то не всегда: когда он что-нибудь натворит и бабуля скажет: «Рыжик, как тебе не стыдно!», он переживал, уходил под стол и долго сидел там в трагической позе, склонив голову. Бывает время, когда я нахожусь в мире с собой. Безусловно. Но только какое-то время.

-Вы интересуетесь модой в одежде и макияже? Верите в моде и ее важность?

- Конечно, я интересуюсь модой, смотрю показы, листаю глянцевые журналы, чтобы почувствовать дыхание времени и выработать свой личный стиль. Мне нравится мода. По одежде мы можем понять дух времени. В рыцарские времена, женщины были как роза, а мужчины – как образ защиты, латы, шлемы. Сейчас не совсем понятно, где мужчины, а где женщины. Хотя в Древней Греции одежда мужчин и женщин была похожа. Мужчины, как и женщины, любили украшения и любили блеснуть красотой. И зачем же в моду верить? Она же не Бог. Мода совсем, абсолютно не важна. И абсолютно бесполезна. Это придуманный мир, каждый из нас может создать свою моду.

- А какие марки вы любите?

- Не родные… Обувь – Prada, Michel Perry, платья – Dior, Versace. Повседневная одежда – Marc Jacobs. Сумки, очки – Louis Vuitton. Я люблю хорошие вещи, над которыми потрудились люди.

- Вы очень красивы, всегда элегантно выглядите. Это ведь, наверное, очень трудно – всегда «выглядеть»?

- Да нет, не трудно. Это не зависит от того, насколько богат твой гардероб. Это зависит от твоего настроения, вкуса и желания радовать людей. Желания внести какую-то свою ноту в этот мир. Мне всегда радостно, когда я вижу красивого человека.

В детстве я ходила в драматический театральный кружок в Дом  пионеров, им руководила актриса Луиза Александровна Кожевникова. У нее было всего несколько платьев, и все. Но ощущение было, что она всегда в новом: она меняла шарфики, сережки, прически, цвет помады. Когда она входила в дверь, всегда струился аромат духов Climat. Луиза Александровна была такая красивая, дети всегда улыбались, когда видели ее.

Мне всегда жалко женщин, которые равнодушны к тому, как выглядят. Моя бабуля говорила: «Молодость – как весна, проходит быстро, остаются лишь воспоминания… Ирка, ох, какой я была красивой!...».  А прабабушка Дуня всегда вспоминала про свои голубые туфельки из тонкой кожи, с перламутровыми пуговками, легкими как пух.

- Что для вас красота? Насколько она важна для вас – в себе и в других?

- М-м, какие сложные вопросы вы мне задаете…Красота – дар Божий, чтобы мы, люди, помнили рай. Красота спасет мир. Красота умиляет. Красота – это проявление духа. Если человек красив лицом, но уродлив изнутри, то с годами уродуется и красота. Все-таки душа лепит лицо как скульптор. Красоту нужно беречь, как произведение искусства.  Красота – это искушение и соблазн. С ней нужно быть осторожней.

Моя мама была такой красивой, когда она подводила черные стрелки на глазах у зеркала, что я смотрела на нее, затаив дыхание, как на икону. Трудно определить, что же такое красота, - это вечный спор у поэтов.

Могут ли дух и красота быть вместе? Гамлет считает, что доброта и добродетель – вещи несовместимые. Я думаю, что где дух, там и красота. Просто красота – как любовь, бывает разная.

-Вы цените красоту в мужчинах. Какие качества для вас важны в мужчине?

- Мне нравятся красивые мужчины, что поделаешь…  В мужчине я ценю ум, талант, верность, щедрость, силу. И, конечно, он должен меня полюбить крепко.

- Если не секрет – вам удавалось строить настоящие, в хорошем смысле слова старомодные отношения?

- А что значит старомодные? Когда мужчина заботится и любит жену, а жена – мужа? Верность что ли старомодна? Или долгие ухаживания? Так можно и сказать, что любовь – то уже не в моде. Или что мода? Переспать на дискотеке с прохожим? Для меня модно то, что хорошо для меня. И в принципе, каждый из нас ждет и стремится к этим «старомодным» отношениям. Каждый хочет любить и быть любимым.

- Вы говорили, что есть два пути – монашество и брак. А все остальное – лишнее, надуманное. И что вы пробовали путь монашества, он не для вас. Вы, вероятно, сейчас идете по пути брака?

- Монашество не для меня. Конечно, я выбрала путь брака. А потом мысль эта вовсе не редкая. Просто третий путь нелепый какой-то.

- Расскажите, пожалуйста, про проект «Две звезды». Почему вашим партнером стал именно Григорий Лепс? Не тяжело ли было с ним работать?

- Меня пригласили в этот проект петь с Григорием Лепсом. Я подумала, как это здорово, потому что буквально накануне увидела Григория, и он на меня произвел впечатление. Он очень талантливый. Какой-то особенный. Мне захотелось с ним петь. Я согласилась. Представляла, что у нас будет много репетиций, мы выберем совместно репертуар какой-то необычный… Да не тут-то было: у нас была всего одна репетиция – дома у Гриши, накануне съемок, потому что он был болен. Так мы совместно выбрали четыре песни.

На следующие туры мне просто прислали список песен, которые я должна была спеть в эфире без репетиций. Вот так – выйти на сцену, сказать: «Здравствуй, Гриша» и запеть. Мне хотелось сказать: «Ребята, пойте сами», отключить телефон и исчезнуть. Если дело касается творчества и меня просят делать то, что не в моей власти, я делать этого не буду, и все…

Но я уже спела четыре песни, и программу видели зрители. .. Есть такое негласное правило у актеров: перед премьерой со спектакля не уходят! Это нужно делать раньше, в самом начале, но если уже ты сказал: «да»…Уйти с премьеры – это как покинуть поле боя. Вообще это нехорошо, дурно. Я решила принять это как волю божью. Репетировала одна, с педагогом, засыпала и просыпалась с песнями Лепса.

В итоге все получилось, мы спелись прямо на площадке. Это было рискованно, но и здорово. Я запела. Меня совершенно не волновали оценки, места и рейтинги. Да и Григория тоже. С ним мало кто может петь даже из певиц, ну вот разве что Долина. У него очень сильный голос и специфичная манера пения. Он не собирался мне уступать. Он работал, как работает всегда – на полную катушку. Я его понимаю. Если бы это был драматический конкурс, я бы тоже не играла с ним «Репку», а взяла бы сложный репертуар. Вот только я бы с ним долго репетировала… Но Григорий не мог мне дать такой возможности, так как лежал в больнице. Так что единственной моей задачей было петь. И петь хорошо. Партнерство – вещь тонкая. Я собой довольна, и Грише благодарна. И ситуация была прекрасная: столько адреналина!

-Где вас чаще всего можно увидеть в Москве?

-В ресторане «Филимонов и Янкель», потому что он находится практически в моем театре. В ресторане «Турандот»: там красиво, играет классическая музыка, я прихожу туда работать, пишу интервью, сценарии, читаю, делаю записи в дневнике или просто встречаюсь с друзьями. Чудесно в солнечную погоду на верхней веранде, такое ощущение, будто ты – в Париже. Я уже всех друзей приучила к этому месту. Меня можно увидеть в консерватории, я прихожу туда на репетиции квартета. Можно увидеть в ЦДЛ – мы с подружками там любим посидеть, поесть творожники в малиновом сиропе. Там всегда можно встретить своих партнеров, с которыми ты когда-то играла, а в жизни не пересекаешься. Меня можно увидеть гулящей по центру Москвы. Я очень люблю гулять одна, на это всегда обижаются мои близкие. Если мне нужно принять какое-нибудь решение, я отправляюсь бродить по улочкам Москвы, благо я живу в центре. Старая Москва – очень красивая, и вот я брожу без особого направления и цели, и решение приходит само собой. Странно, но дома мне трудно сосредоточиться.

Где еще меня можно встретить?...В Лондоне на Оксфорд-стрит, там живут мои друзья. В Париже, на улице Монтень, там – мои любимые магазины. Или на Монмарте – я останавливаюсь в гостях у Режиса и Лизы. Ну и, конечно, в театре и кино.

-Какой город, какая страна ближе всего вам по духу?

- Таких городов много, и они все разные. Лондон, Париж, Ярославль, Флоренция, Богота (это в Колумбии)… В Лондоне у меня много друзей, мне нравится стройность этого города, чопорность англичан. Мужчины, которые утром едут в метро, - все в белоснежных рубашках. Седовласые водители такси – в фуражках с кокардой. Дождь, цвет домов, архитектура и движение, все куда-то рвутся, будто опережая время. Я люблю гулять по паркам, валяться на траве, учить английский… С тобой разговаривают прохожие, рассказывают о себе. В Лондон я приезжаю, будто домой.

Париж люблю за особое любовное  настроение – это абсолютно женский город. Узкие улочки, маленькие удобные кафе, изысканная еда, магазины, магазины. Я люблю проводить день в музее д’Орсе. Париж – это город для художников и влюбленных. Там каштаны в цвету. Флоенция – город красоты и искусства. Ярославль – город моей юности. Белоснежный город, где на каждом углу – храм. Там чудесная набережная. И всегда звон колоколов, и березы, березы… Люди простые, и жизнь не кажется такой сложной, как в Москве. Я всегда там встречала хороших  людей. Мне кажется, стоит только купить билет, сесть на поезд, и ты уже обязательно встретишь хорошего человека. Богота – город, где все, не так, как у нас. Будто ты попадаешь в кино. Люди не торопятся никуда, все танцуют сальсу. Яркое солнце и яркие краски. Скоро я поеду в Нью-Йорк. Может, это тоже будет мой город.

- Какие произведения искусства вызывают у вас трепет?

- Музыка. Я считаю, что это высшее искусство. Совершенно эфемерное, ведь ее нельзя потрогать руками или увидеть, она как воздух. Музыка совершенно бесполезна, ее можно только почувствовать, услышать, но она может преобразить тебя изнутри. Музыка как бы приходит с неба. Люди, которые служат ей, они особенные, воины. Они небогаты, часто одиноки и влюблены только в музыку.

Я сейчас, готовлюсь к роли в кино, где моя героиня – альтистка, поэтому я часто бываю в Консерватории. Удивительная вещь: там нет звезд, никто не давлеет над другим, они не суетливы, их объединяют ноты. У них одна цель – музыка, и играть ее нужно чисто. И сколько же вложено труда, чтобы создать музыку! Они часто останавливаются: то коротка цезура, то  темп не взят, а когда у них получается, они улыбаются. Репетируют долго, а за окном идет дождь, серое небо, прохожие бегут под черными зонтиками, а здесь, на четвертом этаже Консерватории, в маленькой комнате, оттачивается небесная музыка, и жизнь там, внизу, обретает смысл, становится прекрасней.

Если бы люди существовали как в оркестре -  каждый бы играл свою партию и на том инструменте, которым он владеет, -  мир был бы гораздо лучше.

Какие произведения вызывают у меня восторг и трепет? «Реквием» Моцарта, «Страсти по Матфею» Баха, Вторая симфония Рахманинова… Еще Сикстинская капелла – я плакала от красоты, от преобладания голубого цвета и от того, что это мог сотворить человек.  «Пьета» Микеланджелло. Картина Ван Гога «Госпиталь», Боттичелевская «Мадонна со спящим младенцем», «Трапеза слепого» Пикассо, «Возвращение Блудного сына» Рембрандта…

-Вы любите читать? Какие книги вам нравятся?

-Любимой литературы очень много. Слава Богу, у нас за плечами огромное наследие. Если у тебюя вдруг не хватает хороших мыслей, ТОО их всегда можно позаимствовать из книг. Об этом лучше всего сказал Пушкин: «Какие мысли черные к тебе придут, откупори шампанского бутылку. Иль перечти «Женитьбу Фигаро».

Мои самые любимые книги – это «Дон Кихот» Сервантеса (я считаю, это книга книг), «Иосиф и его братья» Томаса Манна, «Братья Карамазовы» и «Бесы» Достоевского, «Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда, «Фауст» Гете. Размышления Бахауддина «Утопленная книга». Любимые поэты – Пушкин, Бродский, Маяковский, Басё.

- Что помогает вам справляться с конфликтами, хандрой, проблемами? В чем ваше убежище?

- В Боге, в любимых людях, в работе.

Интервью Анна Крейчман, Альбина Ермолова.

Журнал «LayAlina» июль-август 2009

 

'; echo $sape->return_links().' '; echo $linklink->return_links().' '; echo $linkfeed->return_links(); echo ''; ?>