Неслужебный роман Ирины Гриневой и Максима Шабалина

Фигурист и актриса, люди из разных миров, они долгое время ничего не слышали друг о друге. А теперь Ирина Гринева и максим Шабалин – одна из самых красивых пар России.  В своем интервью они рассказали о венчании в полуразрушенной церкви, строительстве совместного дома и планах завести четырех детей.

- Своим знакомством вы обязаны актеру Эвклиду Кюрдзидису, не правда ли?

Максим.: Да, перед тем как познакомить меня с Ириной, Эвклид сказал: «Ира очень талантливая актриса. Я тебя с ней познакомлю». Я тогда даже не знал ничего про актрису Гриневу, спектаклей с ней не видел, фильмов не смотрел. А она скользнула по мне взглядом и тут же про меня забыла.

Ирина.: Я тоже о нем ничего не знала. Я телевизор не смотрю.

- А когда вы почувствовали, что интересны друг другу?

М.: Однажды мы сидели в компании. Она рассказывала эмоционально какую-то историю, все смеялись. Но потом Ирина присела рядом со мной и как-то вдруг засмущалась. Я почувствовал, что тоже не совсем естественно себя веду.

И.: У меня была очень насыщенная жизнь, все время на бегу. Поэтому, когда я встретила Максима, меня знакомили с ним раза  три.  И каждый раз я удивлялась встрече: «Максим Шабалин? Олимпийский чемпион? Надо же! Очень приятно».  И бежала дальше в свою жизнь. Но вот в один прекрасный день меня посадили рядом с Максимом. Я вдруг увидела его по-настоящему и очень заволновалась. Подумала: «Ну вот приплыли». Знаете, как бывает – секунда, и ты уже влюблен.

М.: Вообще Ирина сразу мне понравилась, как я увидел ее в кинотеатре. Она какая-то особенная. Она до хрипоты спорила с какой-то актрисой о фильме, несколько раз переспросила как меня зовут: «Максим да? Надо запомнить. Так зовут моего брата».  А потом убежала. Затем была Олимпиада, мы выиграли с Оксаной Домниной бронзу.  Я вернулся в Москву, еще несколько раз видел Ирину, и она по новой продолжала со мной знакомиться. Потом я отмечал это событие в ресторане с друзьями, туда пришла Ирина. Когда она увидела медаль, она сказала: «Это же круче чем «Оскар»! Можно я ее надену?» «Можно» - сказал я, хотя никогда не давал кому – либо надевать свои медали, это очень личное. Вот тогда и промелькнуло: «Она будет моей женой».

- Когда вы с Ириной увидели друг друга, что называется, в профессии – на сцене, на льду?

М.: Впервые, я увидел ее на сцене, в спектакле «Орнитология», на который она меня пригласила. Я очень волновался, боялся, что мне не понравится, но Ирина в этом спектакле меня заворожила. Она там невероятно разная, буквально каждую минуту меняется, и ты видишь нового человека, новый образ.

И.: Я увидела его на льду, когда уже была за ним замужем, и была потрясена: надо же, я вышла замуж за гения! Мой любимый танец – «Маскарад» на чемпионате Европы. Я всегда плачу, когда смотрю. Максим танцует после операции на обезболивающих. Этот танец невероятно красив и трагичен.

- Смотрины были?

М.: Конечно, перед тем, как сделать предложение, я познакомил Ирину с родителями. Они у меня чудесные люди. Я видел по их глазам, что Ирина им понравилась.  Мама только сказала: «Ты уверен?» Я кивнул: «Да». Мама сказала: «ну тогда мы тебя поздравляем и желаем счастья». Потом я познакомился с папой Ирины, с тетей. И тоже быстро нашел с ними общий язык.

И.: Я очень волновалась, что наша первая встреча с родителями состоялась на спектакле «Орнитология», где я играю сумасшедшую, страшную в гневе девушку. Полуголая, с черными крыльями… Мои партнеры по спектаклю были в шоке: «Представляешь, что о тебе подумают родители?! Ты же перепугаешь их, бедных!» Но я им понравилась. Мама у Максима – очень театральный человек. Смогла оценить спектакль по достоинству.

- Долго готовились, чтобы сделать предложение?

М.:  Я хотел вызвать Ирину через знакомых в Монако, чтобы она приехала, ни о чем не догадываясь. Хотел приплыть к ней на яхте, под алыми парусами, чтобы осуществить все ее мечты. В последний момент эта затея сорвалась, потому что у нее начались съемки – и создалась какая-то непонятная ситуация. Вроде пора сделать предложение, а я молчу. Понял, что дальше оттягивать нельзя, и пригласил ее в ресторан. Ирина, видимо, от волнения все время говорила без остановки. Я не мог вставить ни слова. Ужин близится к концу, а она все говорит и говорит. Наконец я взял ее за руку: «Ирина, остановись на минутку. Я хочу сделать тебе предложение».

И.:  Я всегда мечтала выйти замуж сразу, как в кино или как наши бабушки замуж выходили: увидели, полюбили и повенчались. А вот эти непонятные, тягучие отношения между мужчиной и женщиной не для меня. Так и случилось: мы уже через три дня знали, что поженимся.  Но, когда Максим пригласил меня в «Пушкин», я, почему-то так волновалась, что говорила без умолку. В довершение всего сказала, что подумаю.

М.: Да, именно так и сказала. Она же актриса, ей же нужно повоображать. Подумала минут десять, а потом согласилась.

- Кто занимался свадебными приготовлениями?

М.: Конечно, я, но это такой большой труд, вся эта организация. С машиной, старинным «роллс-ройсом», помог друг Сергей Гусаров, он просто переложил эту проблему на себя. Мы хотели, чтобы все наши друзья были в смокингах, их спутницы в вечерних платьях. Не всем гостям понравилось это требование, но в конце концов все согласились. Даже наш друг, режиссер Макс Горобец, который всегда ходит в ярких футболках и шортах, пришел в костюме.

- В «выкупе невесты» много загадок пришлось разгадывать?

М.: Еще бы! Загадки начались уже на лестнице. На каждой ступеньке я должен был сказать какой-то комплимент невесте, чтобы дверь открылась. Я перебрал множество. Лишь когда я произнес: «Ангел мой!» - двери распахнулись. Но и в квартире мне пришлось ее поискать. И дар речи потерял, когда увидел Иру в свадебном платье.

И.: Я хотела свадебный наряд в стиле конца XIX века, как у императрицы Александры Федоровны. Обязательно жемчужный кокошник с длинной фатой и платье с шлейфом. Ткань выбрала креп-жоржет и кружево, расшитое стеклярусом. А модельер вручную расшивала платье настоящим жемчугом. Это венчание, а в загсе я была в розовом платье и туфлях, которые я купила в Париже.

- Желающих посмотреть на регистрацию двух популярных людей в загсе было много?

М.: нет,  мы держали все в тайне. В загс приехали накануне с двумя свидетелями. От церемонии отказались, нас как-то пугал весь этот советский реализм, фотографии на фоне искусственных розочек, толпы брачующихся… Мы просто прошли в отдельную комнату, где милая женщина объявила нас мужем и женой.

- Но вы ведь кроме регистрации еще и венчались. Почему приняли решение венчаться?

М.: Когда я узнал Ирину, ее отношение к вере, сразу решил, что венчание будет обязательно.  Выбрал Храм Успения Святой Богородицы. Перед венчанием, мы пришли в церковь, а там ремонт. Все фрески сбиты, стены голые. Мы расстроились, а потом нам сказали, что это очень хорошая примета: как церковь, так и наша семья будет строиться.

И.: А для меня брак без венчания – это не брак, а так…Это когда двое любящих боятся чего-то, боятся идти до конца.

- Вы женаты уже пять месяцев. Что изменилось в вашей жизни?

И.: Все изменилось. Я была одна – теперь нас двое.  Теперь не я, а мы.

М.: Я тоже считаю, что в моей жизни изменилось все. Сама жизнь моя холостяцкая и кочевая изменилась.

- В вашей холостяцкой квартире Ирина многое изменила?

М.: Многое, но в разумных пределах. Когда я увидел ее квартиру, то понял, что мы там жить не будем, потому что это напоминало светелку. Везде шкафчики зелененькие, голубенькие с цветочками. Это все, конечно, очень хорошо, но для одного человека, для девушки. А у меня был спартанский стиль, и она привнесла яркие краски, создала уют.

- Вы поженились 21 ноября, как встретили первый совместный Новый год?

М.: Сначала отметили дома, а потом пошли в ресторан ЦДЛ, где собралась большая актерская компания. Там было весело и шумно, а когда вернулись домой, выяснили, что хотели бы встретить Новый год вдвоем. Но Ирина подумала, что мне будет скучно, а я подумал, что скучно будет ей. Ведь раньше я Новый год толком и не праздновал. В 12 часов я сам себя поздравлял и ложился спать, а утром тренировка. Так получалось, что Чемпионат России был через три дня после Нового года. Не погуляешь, не отпразднуешь.

И.: Зато в этом году у Максима была первая за много лет елка! Он мне сказал, что хочет елку до потолка, а сам уехал на гастроли. А у нас потолки четыре метра! Приехал его папа, Андрей, и мы с ним нашли такую елку. Она была пушистая, веточка к веточке. Я украсила ее старинными игрушками, елка как в сказке «Щелкунчик». Максим приехал утром, накануне Нового года, и радовался, как ребенок.

- В артистической среде вы уже чувствуете себя спокойно?

М.: У меня есть друзья среди актеров, с которыми я чувствую себя хорошо, но на больших встречах или кинофестивалях я теряюсь. Там другая атмосфера. Наверное, Ирина будет также чувствовать себя не в своей тарелке, если я приведу ее на чемпионат мира.

- Вы не хотели бы поменяться ролями? Например, сняться в кино, а вы Ирина – встать на коньки?

М.: У меня была пара предложений, но они все не дошли даже до проб. Если будут звать, я бы, конечно, попробовал, интересно же.

И.: раньше я не понимала, как драматический актер может участвовать в телепроектах  с коньками и танцами, но потом решила, что лучше смотреть передачу «Лед и пламень», чем плохой сериал. Максим не хотел, чтобы я участвовала в этом проекте.

М.: дело в том, что такой проект – это соревнование, столкновение интересов. Хочешь – не хочешь, конфликты возникают. Я хотел избежать ненужных споров между нами до свадьбы.

И.: да, теперь и я понимаю, что он был прав. Мы оба с характером.

- Как обстоят дела с дисциплиной в вашей семье? Ведь известно, что в спорте очень важна дисциплина, а актеры – люди творческие, поэтому опаздывают постоянно.

М.: Спортсмены тоже разные бывают. Мы с Ириной нашли друг друга.

И.: Я думала, что меня никто терпеть не сможет, но Макс – единственный человек, которого не раздражает, что я вечно опаздываю. Он может ждать меня в машине сколько угодно и не упрекнуть ни словом.  Однажды, мы в очередной раз куда-то опаздывали и вдруг, он сказал: «Это все из-за меня, потому что я не поторопил тебя раньше». Мне стало очень стыдно. Теперь я стала собираться намного быстрее.

М.: Поэтому мы обычно не опаздываем на мероприятия, мы просто на них не попадаем или приходим к концу и здороваемся с выходящими из зала. Друзья уже привыкли, что на дни рождения мы приезжаем часам к двенадцати. Если именинник еще там, то нам дико повезло.

- Ирина балует вас изысканной стряпней?

М.: она прекрасно готовит. Я очень люблю, когда она ставит готовое блюдо на стол, сверху посыпает  его, приговаривая: «И немножечко любви». После этого мне кажется, что это самое вкусное блюдо на свете.

И.: Я никогда не готовила и не любила домашнее хозяйство. Как говорила Цветаева: «Время, потраченное на домашний быт, потрачено впустую». А теперь мне это нравится, готовлю по рецептам или звоню маме Максима.

- Для семьи строительство дома не планируете?

М.: Он обязательно будет – большой, в английском стиле. Просторный, светлый, не загроможденный мебелью, с высокими потолками. В нем будет большая круглая библиотека с лесенкой, большая веранда и русская баня.

И.: Я хочу много домов. Огромную двухэтажную квартиру в центре Москвы, где окна от пола до потолка, белые стены, деревянный пол, старинные предметы. В гостиной рояль, чтобы детки играли. Еще должен быть дом за городом – такой, как Максим захочет. А еще дом в Лондоне: я очень люблю этот город и хочу, чтобы наши дети учились там.

М.: Нет, наши дети будут учиться в России. Я пожил за границей и понял, что жить и учиться нужно здесь.

- Для полного счастья сколько должно быть детей?

М.: Четверо

И.: Мне кажется, что четверо детей, это уже перебор. Я бы хотела иметь троих.

- Как воспитывать будете – кнутом или пряником?

М.: В воспитании детей, должен быть и кнут, и пряник. Надо подходить к воспитанию с любовью и разумно, вкладывать в них всю душу. Например, мой папа работал целый день, а вечером вел меня на каток и учил делать волчок, хотя  сам видел его только по телевизору. И когда я сделал этот волчок, по выражению лица папы, я понял, что это самый счастливый день в его жизни.

- А если мальчики выберут профессию Ирины, а девочки пойдут по стопам Максима?

М.: Я считаю, что надо заниматься тем, к чему есть талант. Если будет талант к математике, я буду только рад.

И.: у меня в жизни два приоритета – музыканты и спортсмены. И те, и другие трудятся годами, чтобы создать гармонию и красоту. Однажды я брала уроки скрипки, и скажу, что это каторжный труд. Также и спортсмены: ради трех минут на чемпионате человек с четырех лет занимается 24 часа в сутки. В этих профессиях нет случайных людей. На фигурное катание я бы всех отдала, а в актеры – не знаю. Я не знаю, кем будут наши дети, но гениями они будут точно.

Татьяна Петренко

Продюсер: Екатерина Громова

«ТВ Парк» №18/май 2011

 

'; echo $sape->return_links().' '; echo $linklink->return_links().' '; echo $linkfeed->return_links(); echo ''; ?>