Ирина ГРИНЕВА: «Измена – это не свобода, это кандалы»

Самостоятелен ли человек в выборе своей судьбы? На что опирается свободный дух личности? Возможна ли независимость персоны в работе и в частной жизни? Что делает нас свободными, а что лишь создаёт иллюзию свободы? Об этом мы поговорили с актрисой театра и кино Ириной Гринёвой.

ШПИЛЬКА: Ирина, вы производите впечатление целостного и внутренне свободного человека. Обычно, душевная гармония человека закладывается ещё в детстве. Вас, видимо, не мучили прессингом?

Ирина ГРИНЕВА: Мама была всё время занята. Папа жил в другом городе. Я была бабушкина внучка. Бабулечка у меня тоже работала, поэтому я была предоставлена себе. Мне кажется, что ребёнок сможет вырасти цельным и внутренне свободным человеком в том случае, когда семья живёт по установленным правилам, в определенном ритуале, в семейной иерархии. От полного разгильдяйства меня спасала моя мечта, что я буду актрисой.

ШПИЛЬКА: Случается, мечты не сбываются. Откуда черпали уверенность?

И. Г.: Уверенности не было, была вера. И бабушка в меня верила. Она была моей первой «публикой». Мне кажется, если ты что-то любишь, то обязательно этого добьешься, не потому что сильный, а потому что жить без этого не можешь.

ШПИЛЬКА: Но ведь бывают и другие истории, когда человек талантлив, а жизнь складывается так, что он не может реализоваться.

И. Г.: Да не бывает! Жизнь складывается так, как человек ее складывает. Меня всегда удивляет, когда молодой режиссер, говорит «Я такой талантливый, но не дают денег на фильм». Если ты такой талантливый, снимай на видео своих друзей бесплатно. Так Фассбиндер снял лучшие свои фильмы. Здесь важно, что человеком движет. Если – творчество, то оно найдёт выход.

ШПИЛЬКА: Вы не верите, что судьба человека заранее предрешена?

И. Г.: Я верю, что у Бога есть для нас план жизни, но избирает человек. У нас свободная воля. Это такое совместное творчество.

ШПИЛЬКА: Случайности, которые с нами происходят, входят в этот данный Богом план жизни?

И. Г.: Я думаю, что не бывает случайностей. Но не нужно
мистифицировать всё, что происходит в жизни. Если ты напился, и тебя ударили в нос, это не значит, что на то воля Божья.

ШПИЛЬКА: А случайные встречи? Случайные везения?

И. Г.: Говорят: «Вот она, мол, встретила хорошего мужа, а я плохого». Или: «Ей попалась хорошая работа, а мне плохая». Такая вот несправедливость. Скорее, это показывает, что человек собой представляет. Как в «Сталкере», где проводник говорит: «Как вы не понимаете, что эту ЗОНУ создаёте ВЫ». Я думаю, сколько ты даёшь миру, столько и получишь от него взамен. У моей бабули была тяжёлая судьба. Но она была счастливой. Она была таким мощным повелителем ветров. Могла дунуть – и горестей, как не бывало. А сейчас ведь у всех всё в порядке, ни голода, ни войны, а столько разнесчастных.

ШПИЛЬКА: По-видимому, у Бога в планах была артистка Ирина Гринёва, поскольку у вас выигрышная для актрисы внешность. А красота, как и искусство, требует жертв.

И. Г.: Нет. А чем жертвовать?

ШПИЛЬКА: Диеты, спортзал.

И. Г.: Я не провожу своё время в спортзале – мне достаточно физической нагрузки в театре. Я танцую на пуантах в спектакле «Орнитология». А спектакль «Ниагара» с такой сложно хореографией, дай Бог до дома доковылять.

ШПИЛЬКА: А уход за лицом, чтобы «выглядеть»?

И. Г.: Женщина-актриса отличается от просто женщины. Мы каждый день в театре что-то творим со своим лицом. Поэтому в жизни совершенно уже ничего не хочется. Разумеется, если мне нужно на кинофестиваль, то я убью своё время в салоне, чтобы быть красивой.

ШПИЛЬКА: Правильно ли я поняла: время, которое потрачено не на работу или обретение духовного багажа – это всё же жертва?

И. Г.: Я для себя такую формулу вывела: с одной стороны, мир наполнен красотой, а с другой стороны, мир склонен к безобразию. То есть, сделать беспорядок или плохо выглядеть – это легко. А вот навести порядок – это труд. Сделать ремонт – можно сойти с ума. А для чего? Чтобы жить в красоте. Мы живём в каком-то испытании, для того, чтобы обрести красоту.

ШПИЛЬКА: У вас всё подчинено любимой работе. А личная жизнь? Ведь вы с мужем, фигуристом Максимом Шабалиным, люди гастрольные.

И. Г.: Максим ездил со мной на гастроли, и я могу с ним.

ШПИЛЬКА: А если графики не совпадают, отдыхать можно поехать по отдельности?

И. Г.: Я была одна, теперь нас двое. Мне кажется, что супруги должны отдыхать вместе, потому что они уже одно целое. Я не хочу жить по отдельности, я хочу быть с мужем.

ШПИЛЬКА: Семья – это новые заботы. Успеваете ли вы готовить, например?

И. Г.: Когда не успеваю, готовит Максим.

ШПИЛЬКА: Есть сложный момент для танцующей актрисы – дети. Вы успешны, идёте в гору. Вы планируете иметь детей?

И. Г.: Ну, конечно. Если уж мы семья, будут и дети. Разумеется.

ШПИЛЬКА: Как вы относитесь к такому ограничителю свободы, как верность в браке?

И. Г.: То есть, неверность – это свобода, да? Но это не свобода, это большие кандалы. Такой человек супер несвободен. Он лжёт, он имеет обязательства перед двумя женщинами, или женщина перед двумя мужчинами, перед детьми. Бедняга надел на себя ярмо. Какая уж тут свобода?

ШПИЛЬКА: Вы пишете сказки. А знаете о том, что любимые ребёнком сказки демонстрируют модель последующей жизни? Не события, а внутреннюю нацеленность на что-то. Вы, например, что любили?

И. Г.: У меня было много сказок.

ШПИЛЬКА: Скажите, что первое вспоминается? Или кто?

И. Г.: Царевна-Лебедь, Царевна-Лягушка. Да… (смеётся). «Аленький цветочек», «Алые паруса».

ШПИЛЬКА: Ну вот и жизненный сценарий. А сказки, которые вы пишете и иллюстрируете – они для малышей?

И. Г.: Они не для маленьких детей. Мои сказки похожи на притчи. Я писала, вдохновлённая сказками Оскара Уайльда. Думаю, мои читатели, учатся в пятом классе.

ШПИЛЬКА: Герои ваших сказок, они кто?

И. Г.: Принцы, принцессы, эльфы, тролли, волшебники, ангелы, дети. Хотя сейчас я пишу сказку, где героями являются стихии: море, небо, земля, ветер.

ШПИЛЬКА: А о чём ваши сказки?

И. Г.: Хм… О любви, о жертве… В сказках, как и в жизни, мы тоже ищем себя. Например, есть сказка, как принц поборол трёх врагов: Сомнение, Неверие, Лень. А принцесса в поисках принца заблудилась в замке, где жили три дамы: Уныние, Печаль и Тоска. Но они, конечно же, всех победили.

ШПИЛЬКА: Поговорим о вашей профессии. Что необходимо человеку, чтобы он стал актёром?

И. Г.: Я думаю, что должно быть призвание. Также как не может быть священник без призвания или музыкант. Представьте, в тёмном зале высвечивается луч. И выходит человек, что-то говорит. Вы понимаете, насколько это ответственно? Это важно, что ты говоришь зрителю, от сердца к сердцу. Мы же не всегда смелые, красивые, не всегда в полёте духа. Вот ты перед сценой маленький, больной, хиленький, боящийся. Но ты делаешь шаг – и ты герой. Ты должен быть сильнее, чем ты есть, выше, чем ты есть.

ШПИЛЬКА: И «вырастают крылья», как вы однажды сказали. А когда вы по другую сторону рампы, в зрительном зале, вы летите вслед за актёром?

И. Г.: Конечно, конечно. Когда я вижу актёра, в котором живёт этот играющий дух, то восхищаюсь. Когда жизнь подчинена материальному, она не имеет смысла. И искусство для того, чтобы приподнять зрителя, оторвать от земли.

ШПИЛЬКА: Приходилось ли вам перебарывать себя в угоду режиссёрскому решению?

И. Г.: Для меня актёр и режиссёр – люди, которые работают в тандеме. Мне не интересен актёр, как исполнитель. Я люблю видеть на сцене персону. Мне интересен актёр, который является неординарной личностью и может меня удивить. Режиссёр – это умелый садовник, который подготовил почву, где распускаются цветы.

ШПИЛЬКА: Вы получили семь наград за театральные работы, от «Лучшего дебюта» до «Совершенства». В вашем активе роли Офелии, Саломеи, Нины в «Маскараде», Маши в «Трёх сестрах», Елены Троянской, Марины Мнишек. Что вы сейчас репетируете?

И. Г.: Пьесу Радзинского «Всё о женщине». Режиссёр Владимир Агеев.

ШПИЛЬКА: В кино вы играли роли меньшего масштаба, нежели в театре.

И. Г.: Если я на это соглашаюсь, то всё равно отдаю часть своей жизни и стараюсь делать хорошо.

ШПИЛЬКА: Какие фильмы с вашим участием вам кажутся наиболее интересными для просмотра? И в каких фильмах вам было наиболее интересно сниматься?

И. Г.: Мне понравилось работать с Наной Джорджадзе («Только ты»). Единственное, что усложняло – сжатые сроки. Мне нравится «Я остаюсь», «Простая история» и «Год золотой рыбки».

ШПИЛЬКА: А нет ли сожаления, что вы не получили какую-то роль? Как, например, Нона Мордюкова всю жизнь помнила, что не сыграла в «Тихом Доне».

И. Г.: Дело в том, что был такой удивительный фильм «Тихий Дон», и Нона Мордюкова главную роль не получила. И это печально. Но в моей жизни не было такого фильма, из-за которого я бы печалилась, что я не там. Я не хочу сказать, что не было хорошего кино. Было. Но не было сильных женских ролей. Я, может быть, сожалею, что не сыграла роль Кейт Бланшетт в «Скандальном дневнике». Мне кажется, это роль для меня (смеётся).

ШПИЛЬКА: Мне показалось, что, если бы фильм «Чёрный лебедь» был придуман у нас, вы блестяще воплотили образ главной героини и вместо Натали Портман получили «Оскар».

И. Г.: Я думаю, что хороша была бы в этой роли настоящая балерина, чтобы зритель мог увидеть красоту танца. Но, по-моему, такие задачи не ставились. При всей своей претензии на серьёзное кино, фильм получился развлекательный. Что-то вроде «Пиратов Карибского моря». Они сделали всё, чтобы привлечь зрителя: и напугали, и станцевали, и эротику показали. Собрали кассу – молодцы.

ШПИЛЬКА: Если вы играете отрицательный персонаж, с чего начинаете работу над образом?

И. Г.: Я ищу зону любви.

ШПИЛЬКА: Интересно, какую бы сторону жизни мы ни затронули, в ваших ответах обязательно звучит слово любовь.

И. Г.: Разумеется. Без этого нет человека. Он всегда кого-то любит и к чему-то привязан.

ШПИЛЬКА: Значит, любовь – это то, от чего не может быть свободен даже самый независимый человек.

И. Г.: Да. И в то же время любовь делает человека свободным. Вы не замечали? Смотришь на какую-нибудь образину и думаешь: «Неужели это человек?». Но стоит ему влюбиться – перед нами душечка. Мы встречаемся с красотой и полнотой этого человека. Он уже не бытовой, он – небожитель.

ШПИЛЬКА: По каким ещё пунктам пролегает граница личной зоны свободы? Ирина, у вас есть принцип, которым вы руководствуетесь в этом вопросе?

И. Г.: Мне нравится, как сказал Оскар Уайльд: «Не нужно делать ничего того, о чём вы не можете рассказать за обедом».


журнал "Шпилька" 17 сентября 2011

 

'; echo $sape->return_links().' '; echo $linklink->return_links().' '; echo $linkfeed->return_links(); echo ''; ?>